Громовы

Программа «Пока еще не поздно», эфир от 30.05.2013 года

 

Николай и Анастасия – молодая семейная пара. Они едут к доктору на УЗИ, это исследование должно должно показать, для кого предстоит придумывать имя – для сына или для дочери. Срок – четыре месяца, для УЗИ уже достаточно.

 

Еще пять лет они, пожалуй, не поверили бы в то, что и с ними так будет - обычная спокойная семейная жизнь, ребенок. И все было бы иначе, если бы в феврале 2007 года Анастасия сделала другой выбор. Николай отлично понимает, что так, как его жена, в той ситуации поступила бы одна женщина из тысячи. А может быть, и из миллиона.

 

Теперь они понимают, что ребенок – это самое главное, это их награда. Но когда они встретились, ни Настя, ни Коля детей не хотели. Ему было 23 года. Высокий, спортивный, обаятельный Коля очень нравился девушкам, а девушки очень нравились Коле. Кто в его положении будет мечтать о скорой женитьбе и детях?

 

Анастасия еще в детстве нянчилась с младшими двоюродными сестрами и вообще не была уверена, что сама захочет стать мамой. Замуж она не собиралась. 20 лет, красавица-блондинка, весь мир у ее ног, и впереди вся жизнь, счастливая и безоблачная.

 

Они и вправду были очень красивой парой. Но таким, как на фотографиях в начале семейного альбома, Анастасия знала своего мужа совсем недолго...

 

Познакомились они на катке. Так знакомятся многие: она была с подружкой, он – с друзьями. Случайно встретились, поболтали, обменялись телефонами и расстались на целый год. Коля сразу сказал, кем он работает, а Настя сразу решила: нет, этот точно не для нее.

 

Николай — пожарный, и не просто пожарный – боец специализированной части по ликвидации всех видов катастроф. Их называют "пожарный спецназ", потому что они идут туда, куда другие пройти уже не могут. Николой Громов к моменту знакомства с девушкой Настей прослужил в спецчасти уже не один год.

 

В пожарное спецподразделение отбирают только самых отчаянных. Николай Громов научился летать на веревках, погружаться под воду и ходить в огонь. К 23 годам он спас не одну жизнь, но и про смерть знал уже очень много.

 

Ничего этого тогда про работу Николая Анастасия не знала, да знать и не хотела. А он не хотел серьезных отношений. Они спокойно распрощались и забыли друг о друге. А потом вдруг через год она ему позвонила. Сама не знает, почему. К моменту, когда с Николаем случился несчастный случай, они официально встречались всего два дня.

 

Николай ушел на службу утром 15 февраля 2007 года. Когда Анастасия почти сутки спустя, наконец, дозвонилась на его сотовый телефон, трубку взял совершенно посторонний человек...

 

Итак, идет шестой месяц беременности Анастасии Громовой. Вместе с мужем Николаем она приехала к друзьям, сотрудникам спасательной станции Ленинградской области. Места красивые, крепость Орешек. Настя и Коля уже знают: у них будет дочь. Очередное УЗИ это показало. Насте очень нравится быть беременной, она чувствует себя отлично и, как все отмечают, очень похорошела. Николай давно уже не работает спасателем, но иногда приезжает сюда, на берег Ладожского озера и реки Невы, для того чтобы немного понырять для души.

 

В ту ночь, 16 февраля 2007 года, до конца дежурной смены Николая Громова оставалось несколько часов, когда поступил вызов: горит большой ангар, пожар серьезный. Николай с напарником зашли на самый верх и стали проливать водой коридор, чтобы огонь не пошел дальше. Никто не знал, что в горящем здании хранится запас солярки...

 

Внезапно температура выросла в десятки раз в одно мгновение. Пожарные, Громов и его командир, оказались в ловушке. Николай успел рефлекторно толкнуть командира в спину, тот случайно попал прямо в дверь и спасся. Но уже через секунду огонь перекрыл все выходы. Громов остался в огне, в открытом пламени, 600 градусов, от которого не спасает никакая защитная форма.

 

Громов горит фактически живьем. Почти полторы минуты, самые долгие полторы минуты в его жизни. И все эти 90 адовых секунд он думает только об одном: выход! Найти выход! Он закричал, услышал ответный крик, пошел на него и вышел. Жизни у него на тот момент оставалось не больше десяти секунд, одного вдоха...

 

Надо сказать, что ожоги – это очень страшная и коварная вещь, они убивают не сразу. Когда Николай Громов, наконец, выбрался из огневой ловушки, он думал, что все, спасся. Он, правда, продолжал гореть, но коллеги его повалили на землю, тут же сбили пламя и повели в "скорую помощь". Обратите внимание: не повезли – повели. Он пошел своими ногами. Он и потом от машины "скорой помощи" до приемного покоя тоже дошел своими ногами. И вот только там действие адреналина, этого спасительного гормона, который вырабатывается во время стресса и гасит болевые ощущения, стало ослабевать. И Николаю стало больно так, как не было никогда. В этот момент он понял, что борьба за жизнь только начинается.

 

В то утро во дворе больницы, в которую привезли на "скорой" Николая Громова, стояли десятки пожарных машин. Все пожарные Петербурга уже знали: с одним из пожарных случилась беда. И потому многие из них приехали в больницу после дежурной смены узнать, как Николай. Люди этой профессии знают, что каждый рабочий день может стать последним, но быть готовым к этому невозможно. И когда один из них оказывается на грани жизни и смерти, каждый пожарный воспринимает это как личную беду.

 

А Настя ничего не знала. Она готовилась к их третьему, всего лишь третьему свиданию и не предполагала, что Николая на сей раз она встретит в реанимации ожогового отделения.

 

Ингаляционная травма легких, тяжелейшие ожоги ног, рук, спины и лица, третья и четвертая степень. Четвертую в медицинских учебниках описывают просто: обугливание. Неделю врачи будут бороться за жизнь Николая Громова. Полтора месяца он проведет в реанимации. Глаза закрыты из-за отека. Перевязки через день под общим наркозом, иначе не вытерпеть. Операций было больше пятидесяти.

 

Настю пустят к нему почти сразу, хоть и не жена. Беспечная жизнь 20-летней красавицы в один момент превратится в кошмар. Чужой кошмар. Они почти посторонние люди, еле знакомы. Никто не осудит ее, если Настя решит убежать и забыть все это, как страшный сон.

 

Об этой паре будет говорить вся больница. Говорить о том, как почти заживо сгоревший молодой парень сделал предложение девушке, с которой был знаком два дня. И о том, как эта девушка ответила: "Да".

 

Врачи сразу сказали ей: "Чудес не ждите. Он прежним никогда не будет. И руки, пострадавшие сильнее всего, вряд ли удастся спасти". Она все знала с самого начала, но осталась с ним. И не из жалости.

 

О том, как он страдает, Настя знала не от Коли, а от врачей. Это они рассказали ей, что в ожоговой реанимации от чудовищной боли, которую не снимают даже наркотики, люди сходят с ума в буквальном смысле. Он терпел. И она терпела вместе с ним.

 

До родов Анастасии Громовой остается месяц. Вместе с мамой она перебирает крохотные вещи, будущий папа в этот момент гладит пеленки. В этом не было бы ничего необычного, хотя далеко не все отцы умеют пользоваться утюгом, если бы не одно обстоятельство – Николаю Громову пришлось заново учиться пользоваться своими руками. После ампутации пальцев.

 

Самый первый раз, когда она впервые увидела его руки после ампутации без бинтов, Настя помнит очень хорошо. Она чуть не потеряла сознание в буквальном смысле. Однако когда врачи потом сказали, что после выписки нужно будет каждый день ездить через весь город в больницу на перевязки, Настя сказала: "Нет. Я не медик, но я научусь делать перевязки сама". И она научилась. И так научилась, что врачи пожимали плечами: профессиональные медсестры так аккуратно делать не умеют.

 

В день выписки из больницы Колю встречать приехали друзья-коллеги, Настя и, конечно, мама – маленькая, хрупкая и невероятно сильная женщина. В 2005 году насмерть разбился на мотоцикле ее старший сын, и вот теперь она встречала младшего — покалеченного, но живого.

 

Ольга Михайловна Громова никогда не жаловалась на сердце. И вообще никогда не жаловалась. Но через четыре месяца после выписки сына из больницы ее сердце остановилось. Тогда Николай впервые заплакал.

 

Потом уже он научился завязывать шнурки, водить машину, писать, делать все то, что делал раньше. И даже вернулся на работу по профилю: теперь Николай – специалист по противопожарной безопасности. Но не проходит и дня, чтобы он ни вспоминал о боевой службе.

 

Через полтора года после страшного пожара, который перевернул их жизнь, Настя и Николай сыграют свадьбу. Невеста, как положено невестам, чудо как хороша! У жениха на лице еще не зажившие шрамы от бесконечных операций.

 

За последние годы они так привыкли к потерям, что сейчас просто не могут поверить своему счастью – у них будет ребенок! До появления на свет их дочери остается меньше месяца.

 

Наша съемочная группа снимала жизнь этой уникальной семьи в течение почти всей Настиной беременности, все девять месяцев. И вот когда должен был наступить день "икс", точнее говоря, в данном случае ночь "икс", даже в этот момент, когда должна была появиться на свет дочь Анастасии и Николая, будущие родители разрешили нам быть рядом. Даже в этот самый святой, сакральный для них момент.

 

Анастасия Громова вместе с мужем приехала в роддом. Через несколько часов появилась на свет их дочь. Вероника Громова совсем еще крохотная. Она пока не знает, как много значит для родителей ее появление на свет. Когда-нибудь узнает.

 

Вот такая почти что невероятная история. Если бы она была голливудским фильмом, можно было бы сказать, что рождение долгожданного ребенка – это и есть хеппи-энд, счастливый конец. Но настоящая жизнь гораздо богаче любых киношных придумок. Поэтому мы говорим, что для Николая, Анастасии и Вероники Громовых это никакой не конец, а это начало. Начало их новой жизни.

Комментарии: 0